Луна в стакане
с виски

Роман «Луна в стакане с виски», городское, темное фэнтези. 18+.
С отрывками можно познакомиться в паблике автора https://vk.com/baumgertner.
Аннотация
К началу 2000-х годов Ирландия осталась единственной страной, где сохранилась магия и среди людей до сих пор живут представители волшебного народа. Стоит уточнить, что законопослушного волшебного народа, за которым пристально следит Магическая полиция. Молодой оборотень Руари Конмэл изо всех сил старается не преступить закон, зная, что нарушение будет стоить жизни и ему, и всей его семье. Однако у Руари не выходит ни интегрироваться в человеческое общество, ни подавить свою сущность, ни забыть о древних обычаях оборотней. Единственным способом заглушить свою звериную агрессию становится чрезмерное употребление виски каждое полнолуние. Кроме того, волей случая, он становится единственным защитником тех, кто попал под Указ номер один – то есть подлежащих уничтожению волшебных существ – фэйри, сидов, ведьм, троллей и многих других. Однако законы ужесточаются. А охотники расчехляют ружья и отливают серебряные пули, ожидая получения лицензии, чтобы поохотиться на последнего оборотня.
Автор о книге
Или почему в Ирландии?
«Луна в стакане с виски» – это еще один роман, выросший из маленького рассказа. Рассказ «Моя милая пиранья» был написан для сборника «Гномы и их хобби», который планировали издать в АСТ. Сборник все еще не издан и ждет своего часа, но искреннее спасибо его составителю и редактору Вячеславу Бакулину, без которого вероятно идея не появилась бы и этого романа не было бы (Слава, еще раз крепко жму руку!).

Рассказ «Моя милая пиранья», который теперь является первой главой романа, возможно кому-то покажется безобидной детской сказкой, если не всмотреться поглубже, в политическое устройство общества. Представьте себя на месте магического народа. За вами постоянно следит магическая полиция, которая легко выявит вас в толпе обычных людей с помощью специальных детекторов. Вам надо периодически отмечаться в Управлении магической полиции, проходить какие-то жуткие, порой довольно унизительные тесты, придуманные бюрократами… Ну а уж если вас угораздило родиться оборотнем, то на вас можно повесить все что угодно, от мелкого воровства до убийства. Кому-то из магического народа повезло еще меньше – они подпадают под Указ номер один и подлежат уничтожению, как потенциально опасные для людей существа.

Немного о главном герое романа. Молодой оборотень Руари Конмэл обладает весьма тяжелым характером. На первый взгляд обществу от него больше проблем, чем пользы. Но если опять-таки всмотреться глубже… Даже его куратор, сержант магической полиции Финн Фалви понимает, что без Руари обстановка в городе была бы намного напряженней, присутствие оборотня является сдерживающим фактором для других не слишком дружелюбных существ, да и для обычных людей (асоциальных элементов общества). Для меня лично в Руари ценнее всего его прямолинейность. Не скажу, что он всегда говорит только правду и обходится без обмана, но когда он искренен, для многих это оказывается малоприятным событием. Однако его слова отражают истинную сущность вещей, позволяют четко разграничить понятия «добра» и «зла», «правоты» и «несправедливости».

Местом действия романа выбрана Ирландия. Страна с богатой культурой, традициями (веками уничтожаемыми, но не побежденными, возродившимися в современном мире, в эпоху глобализации и сумевшими вызвать огромный интерес во всем мире). Широко известны ирландские мифы и предания, ирландские писатели и поэты, знаменитые ирландские шоу Riverdance и Lord of the dance, ирландские виски, пиво и эль и, конечно же, традиционная ирландская музыка, печальные баллады или же зажигательные рилы и джиги, от которых ноги сами пускаются в пляс. И это если перечислять кратко. Можно добавить, что в культуре отражена природа острова – суровая, дождливая, но полная древней поэтики. Горы и холмы, вересковые пустоши, реки и море, связанны с народными легендами. Все это нашло отражение в романе, который, как мне кажется, обладает несгибаемым ирландским характером.

Отрывки романа можно найти в паблике автора baumgertner. Кроме этого в паблике можно прочитать о культуре Ирландии, природе, достопримечательностях, музыке, кино и обо всем том, что окружает жителей Изумрудного острова в повседневности.

В августе 2016 года на фестивале фэнтези «Мирквуд» прошла презентация романа, также была небольшая лавочка с поделками на тему романа и Ирландии.

Сборник
Еще одна глава, как самостоятельный рассказ («Дэдкендэнс»), была опубликована в сборнике «Некроманты» в 2015 году. В ирландский городок Клонмел приезжает некромант. Юные маги должны помешать празднику костей, на котором обреченные после танца с мервыми, получают или лишний год жизни или пополняют ряды слуг некроманта.
Презентации

ЛУНА В СТАКАНЕ С ВИСКИ
Глава 1. МОЯ МИЛАЯ ПИРАНЬЯ
Этого гнома семья Веришей купила на рождественской распродаже в главном торговом центре Клонмела. Отец семейства долго смотрел на человечка, ходил вокруг него. Всматривался в добродушное лицо, умные карие глаза.

– Отличный гном, сэр, – заметил торговый консультант, доверительным тоном тихо добавил: – Покупайте, не раздумывайте долго. К нему тут многие приценивались.

– Лицензия?

– Конечно, имеется! Как же без нее?

– Если проблемы возникнут?

– Сразу звоните в магическую полицию. Но их не будет, сэр. Этот гном сменил уже десять хозяев. Честно отрабатывал по договору у каждого по два года. Выстраивал к концу срока идеальное домашнее хозяйство. К договору приложены копии рекомендаций с самыми положительными оценками!

– А без аквариума никак нельзя? – спросил мистер Вериш.

– Увы, это его увлечение. Сами знаете, при том, что девяносто процентов времени гном посвящает домашнему хозяйству, десять он посвящает себе. И ограничивать его по закону в этом нельзя. В договоре все это прописано. У многих, кстати, аллергия на рыб, скорее, больше надуманная, чем настоящая. Иначе бы он был продан еще до рождества.

Мистер Вериш подозрительно потянул носом, склонившись к аквариуму.

– Что вы, что вы! – заметил консультант. – Они же такие чистюли! От рыб никакого запаха – ни тиной, ни застоявшейся водой не пахнет. Вообще ничем. Да у вас и дети в семье – им это интересно будет.

Вериш еще раз прочел данный консультантом договор, задумчиво потер подбородок и кивнул.

– С удачной покупкой, сэр!

Консультант раскрыл алый бархатный мешочек, куда прыгнул гном, затянул золотистый шнурок и вручил Мику, немного растерянно стоявшему около отца. Я же, схоронившийся в тени соседнего прилавка, с завистью провожал глазами аквариум, вскоре скрывшийся в коробке и подарочной оберточной бумаге.

– Мик, привет! – я оказался рядом, хлопнул приятеля по плечу и тут же встретился с недовольным взглядом его отца. – Добрый день, мистер Вериш.

– И вам доброго дня, сэр. Я вижу, у вас, наконец, появились манеры.

Микки мучительно покраснел, бросил на отца укоризненный взгляд.

– Ждем тебя в машине, Майкл, – холодно обронил мистер Вериш. – Не задерживайся.

Даже подвезти не предложил, напыщенный гусь, а ведь мы соседи. Ушел, а Мик посмотрел на меня, держа в руке за крученный шелковистый шнурок мешочек с приобретением.

– Я видел, вы гнома купили, – заметил я. – И аквариум. Можно прийти посмотреть?

– Можно. Только лучше когда отца дома не будет. Тебе нравится?

– Я бы сам купил, если бы… Отец не разрешает.

– Почему? – удивился Мик.

– Считает, что домашние дела мы должны делать сами. Это укрепляет семью…

Отозвался я с унынием. Кого может прельщать домашняя рутина вроде мытья посуды или стирки?

– Твоя сестра могла бы тебе хоть рубашки гладить! – заметил, засмеявшись, Микки. – Где же тут сплоченная семья?

– В другой жизни, наверное, – я улыбнулся в ответ. – Вечером выйдешь гулять?

– Не знаю, если отпустят.

– Твой старик что-то совсем из тебя домашнего арестанта сделал.

Микки пожал плечами.

– Уроков много последнее время задают...

– Сэр, у вас все в порядке?

На лице Мика отразилось удивление. Я обернулся и увидел сержанта магической полиции. В руке его слабо пискнул датчик.

– Все в порядке, конечно, – спешно отозвался Микки и показал полицейскому мешочек. – Мы купили домашнего гнома. Это от него…

На лице полицейского отразился скепсис. Приборчик его был обращен в мою сторону.

– Руари Конмэл? – спросил он.

– Сержант, вам не кажется, что вы перегибаете палку, сэр? – отозвался я тихо, и мои глаза недобро сощурились.

Бог знает, что теперь подумает про меня Микки. Его отец и так терпеть меня не может, всякий раз выговаривая Майку, что тот связался с малолетним преступником, по которому колония для несовершеннолетних давно уже плачет.

– Это мой сосед, сэр, – дрогнувшим голосом произнес Микки. – Мы живем в соседних домах.

– У вас документы есть, сэр?

Микки, дрожа от унижения, достал пластиковую карточку, удостоверяющую личность. Пискнул датчик, прочитав чип. Полицейский протянул документ обратно.

– Прошу прощения, сэр. И будьте осторожны. Тут на рынке хватает всякой шушеры.

И, многозначительно поглядев на меня, ушел. Мик обратил ко мне обалделый взгляд.

– Как он твое имя узнал? – зашептал он. – Он ведь…

– Мик, слушай, давай завтра, ладно? А то тебя отец уже заждался, – я хлопнул его по плечу и спешно ретировался.

Вот влип так влип.

Микки ушел. Я проследил, как он сел в машину. Мистер Вериш внимательно посмотрел на сына, что-то спросил. Майк быстро ответил и уставился в окно. Я вернулся на рынок, чтобы купить себе на скопленную мелочь имбирных леденцов и рождественской карамели со вкусом верескового меда. Шел по темным переулкам, выбирая короткую дорогу до дома, грыз конфетки и думал об аквариуме.

Все последние три дня я только и пропадал на рынке, едва приметил там домашнего гнома и его коллекцию рыб. И где он столько раздобыл? Наверное, прежние гномьи хозяева были так довольны его работой, что щедро платили ему. Вдыхая сырой промозглый воздух, я с тоской думал о дальних странах, о теплых лесах и реках, в которых водилась вся эта красота. Вот бы добраться туда. Но наша семья летом даже на берег моря не могла себе позволить выбраться, даром, что тот находился всего в ста километрах от города. Не говоря уже о том, чтобы добраться до континента.

Впрочем, одна рыбка у меня жила. В большой жестяной банке, в мутной зеленоватой воде. По всем правилам содержания должна была давно сдохнуть. Но жила. И даже немного подросла. Может быть потому, что я ее хорошо кормил. Тоже жительница той далекой экваториальной реки. Какой-то богатый идиот год назад вылил содержимое своего аквариума в унитаз, когда вышел закон, запрещающий держать в доме опасных животных. Рыбок этих потом нашли в нашей реке. Плавающих кверху пузом. Там-то я и свой экземпляр и поймал, причем в полном здравии. Но что одна моя невзрачная зубастая по сравнению с изумительным собранием домового гнома?

Я вышел из темных переулков в ярко освещенный район Прайор-парка. Богатые каменные особняки, идеальные, мокрые от мороси газоны и цветники, тронутые красками осени фигурно подстриженные кусты и деревья. Свернул на Тудор-драйв, прошел мимо такого же благополучного на вид дома Веришей, оказался у своего. Скрипнула покосившаяся кованая калитка, я прошел по гравиевой дорожке, засыпанной прелыми листьями, среди разросшегося кустарника и деревьев. Дом у нас был старый. Деревянные доски давно потемнели от сырости и времени. В окнах, матовых от многолетней пыли, приглушено горел свет. Открыл отец.

– Ну-ка дыхни, – потребовал он, уловив запах имбиря. – Опять виски пил?

– Нет, – я сморщился, но выполнил приказ. – Заглядывал на рождественскую ярмарку.

– Конфеты грыз? – в дверях кухни, уперев руки в бока, стояла моя мать. Ее это, кажется, еще больше огорчило, чем если бы отец оказался прав насчет спиртного. – Ты бы лучше зубы поберег. Еще пригодятся, Руари.

– Лиадан!

На лице отца было написано возмущение.

– А что, Мак, скоро нас так законами прижмут, что выхода иного не будет, – мрачно заметил мать и кивнула на трех крыс, которых я за хвосты держал в руке. – Если уж маленьких зубастых рыбок запретили, то что говорить о «рыбе» покрупнее?

– Меня полицейский по имени назвал, наведя магический детектор, – хмуро подтвердил я. – На рынке. А я всего лишь с Микки разговаривал.

– Когда Микки узнает, Руари, а он узнает… – отец покачал головой. – Я тебя предупреждал.

Я пожал плечами и, взяв кусок пирога, протянутый матерью, ушел в свою комнату. Жуя пирог, я склонился над банкой, бросил туда одну за другой крыс. Все дно этого зеленого омута усеивали маленькие обглоданные скелеты.





– Микки, привет! – я улыбнулся своему приятелю, открывшему дверь.

– Заходи, Руари! – он посторонился, впуская меня в дом.

Я зашел внутрь. Да уж. Дом не чета нашему. В нем-то и раньше все было чисто. А сейчас, с появлением домового гнома так и вообще казалось вылизанным до блеска. Под моими ногами скрипнул натертый воском паркет. Вокруг ни пылинки. Даже в лучах солнца и то не видно. Зато был какой-то странный запах.

– Чем пахнет, Мик? – спросил я поморщившись.

– Да ничем, – приятель принюхался. – Аквариум пойдем смотреть?

– Ага.

Под гномий аквариум выделили место на большом рабочем столе мистера Вериша. Я удивился такой щедрости хозяина, позволившего уменьшить свое рабочее пространство. Аквариум был классический. Прямоугольный. С голубоватой, идеально чистой водой. Внизу белый песок, кусочки кораллов. Хотя рыбки все, понятное дело, были речными. Длинные стебельки водорослей чуть покачивались от внутриаквариумных течений. Из разноцветных камешков был сложен грот. Фильтры тут стояли самой последней модели, подсветка сверху. Ну и сами рыбки. Тут были и дискусы с протянувшими по телу голубыми, словно флуоресцентными полосами, несколько видов неонов и барбусов, макроподы и петушки, и великолепнейшие бриллиантовые тетры. И какие-то совсем диковинные на вид рыбы, названия которых я не знал.

Я прижался лбом к стеклу, наблюдая за рыбами и позабыв обо всем. От созерцания меня оторвало глухое покашливание. Я отпрянул от аквариума, наткнулся на недовольный взгляд гнома, стоявшего на столешнице и заложившего руки за спину. Прямо один в один манерами мистер Вериш, только ростом в десять раз меньше. Я невольно представил, как бы выглядел отец Микки в старомодном зеленом камзоле, полосатых чулках, деревянных красных башмаках и черном цилиндре. С короткой бородкой и бакенбардами. Представил, и засмеялся как сумасшедший, не сумев сдержаться. Напыщенная физиономия гнома побагровела.

– Руари! – упрекнул Микки. – Это мистер Фахт.

– Прости, Мик. Ты его мистером зовешь?

– Отец просил обращаться к нему уважительно. Он теперь вроде как член семьи.

– Понятно, – протянул я. – Классные у вас рыбы, мистер Фахт.

– Удивлен, что вас они интересует, сэр, – отозвался гном, гневно сверкая глазами.

– Всегда хотел иметь такой же, – признался я. – С детства люблю книги про приключения, географические открытия…

– У вас дома есть книги? – деланно подивился гном. – Вы читаете? Вот уж не подумал бы…

– Эй, мой дом тут по-соседству, – заметил я хмуро.

– Прискорбно. Верно, живете в доме предков, которые поселились тут задолго до того, как тут был построен элитный Прайор-парк.

– Ну ты, коротышка!

Я ткнул в его сторону пальцем. Но тут гном вывел руки из-за спины. В одной из них был зажат пучок знакомой травы. Теперь понятно было, что я учуял, зайдя в дом. Этот проклятый гном раскусил еще вчера, кто я такой. Машет волшебной травой у меня под носом…

– И я попрошу больше не трогать своими грязными лапами мой аквариум, – заметил гном, взглянул на часы. – Вам пора домой, сэр. Я обещал мистеру Веришу проследить, как мистер Майкл выполнит уроки.

Я взглянул на Микки. Тот только виновато пожал плечами и проводил меня до двери.

– Мик, надоедят нравоучения и присмотр, ты знаешь, где меня найти, – я с улыбкой кивнул на соседний дом.





Микки не появлялся несколько дней. Обычно мы с ним встречались после школы, бродили с часок по окрестностям. Иногда забирались в такие районы города, куда бы он без меня никогда сунуться не решился. Лишь однажды Майкл Вериш влип в неприятную историю. Когда они только-только переехали в свой дом, и он заплутал на обратном пути из школы. Забрел в промзону, в район заброшенного цементного завода. Тут и нарвался на банду Дона, подростков – детей уволенных цементщиков, пополнивших гетто бедняков. Они успели сорвать с его спины рюкзак и выпотрошить содержимое. Следом сдирали с обомлевшего и перепуганного Майка драповое пальто, выворачивая карманы. «Эй, – крикнул я тогда. – Не трогать. Это мой сосед. Мик, кажется?» «Да», – пролепетал мальчик. «Руари, мы же не знали», – Дон и остальные заулыбались, попятились и исчезли в дыре бетонного забора. С тех пор мы дружили. Он был моим единственным другом из нашего района. Остальные воротили нос, но избавиться от соседства не могли.

Начались рождественские каникулы, а Майкла не было видно. Я покрутился около их дома, но проклятый гном разложил везде траву, так что я и близко подойти не мог. Прошло рождество. На следующий день, впервые за несколько лет, пошел снег. Укрыл зеленые газоны, заросли падуба у заборов, ярко-бордовые листья карликовых кленов, так популярных на нашей улице. Я маялся от безделья, облокотившись на свою калитку. Скатал снежный ком и подбрасывал его в руке, метя время от времени в елки соседей через дорогу.

– Руари, – негромко позвали меня.

Я обернулся, увидел Микки. Он подошел, коротко поглядывая на меня, подняв плечи.

– Где пропадал? – удивился я. – Тебя отец и в каникулы заставил учиться? Ты же и без того отличник!

– Руари, тут такое дело, – Майкл уставился на носки своих идеально вычищенных ботинок. – Отец больше не разрешает с тобой видеться.

– Чего это он?

– Мистер Фахт ему кое-что рассказал… И отец запретил.

– И что же рассказал? – поинтересовался я.

– Тебя ведь не зря тогда полицейский спрашивал. На рождественской ярмарке… Ты из тех, кто связан с магией? Колдун?

– Я?! Колдун?! – я расхохотался. – Ну ты, дружище, рассмешил! Да у нас бы дом был покруче вашего! Мы бы заклятиями себе такого наворотили…

– Это же запрещено, – попытался возразить Микки. – Применять магию запрещено.

– Да брось. Знаю некоторых, которые легко это обходят, – заметил я и тут же прикусил язык – вот дурак, сам проболтался!

– Если не маг, тогда кто? – Микки теперь не сводил с меня удивленно-настороженного взгляда. – Вампир?

– Что?! – от возмущения я покрутил пальцем у виска. – Ваш гном, он совсем того?

– Да это я предположил, ты же любишь ходить по всяким темным местам.

– Угу, а днем я по улице не хожу? То есть гном ничего не сказал, а ты ломаешь голову, строя дурацкие предположения?

– Он назвал тебя только одним словом.

– И каким же?

– Что ты – людоед.

Я уставился на Майкла. Проклятый гном.

– Да ваш мистер Фахт – параноик, Микки.

– Значит, ты не имеешь к магии никакого отношения?

– Эээ, скажем так. Ваш гном сильно преувеличивает связь моей семьи с магией.

– И ты мне не расскажешь?

– Нет.

– Но почему?! – уже возмущался Майкл. – Если мы друзья, почему ты не можешь рассказать мне?

– Да по тому же самому закону, который так блюдет твой отец. Мы не имеем права.

Майкл понурил голову.

– Слушай, ты это серьезно? – спросил я встревожившись. – Твой отец запретил нам дружить? Совсем?

Майкл кивнул.

– Из-за гнома?

Снова кивок.

– Лучше бы его купил кто-то другой, – Майкл прикусив губы, развернулся и убежал прочь.

Я успел заметить спрятавшуюся за штору крошечную фигурку.

– Ну погоди, ублюдочный аквариумист, – прошипел я. – Посмотрим, как ты отнесешься к новому экземпляру в своей коллекции…





Дома я очень долго ловил свою рыбку сачком.

– Да я не в унитаз тебя, дура, собираюсь, а в общество королевских особ, рыб, то есть. Кстати, вкусные, наверное, – я облизнулся. – Хотя, крысы ведь тоже ничего были, а?

Я дернул сачок. В тонкой сети затрепетало десятисантиметровое тельце. Я вытряхнул рыбу в маленькую банку, завинтил крышку и сунул за пазуху. Отец убил бы меня, если бы узнал, что я собираюсь делать. В три часа ночи я прокрался к дому Веришей. Шел специально по расчищенной от снега дорожке, чтобы не оставить следов. Замок на входной двери я открыл отмычкой за две секунды. Гном, решивший, что я уже не появлюсь в их доме, убрал отовсюду волшебную траву. Что я мог сказать? Экономить на волшебной траве? Ай-ай, как неразумно. Это когда под боком такие соседи, как мы, Конмэлы. Я подкрался к аквариуму, достал банку, и, открутив крышку, вылил содержимое в аквариум.

– Приятно провести время, Акула.

Я мысленно попрощался с пираньей, имевшей очень смешную кличку. Судьба рыбки, вероятно, будет весьма незавидной, когда ее найдет мистер Фахт.

Остаток ночи и день прошли без изменений. Я сидел дома в своей комнате, читал, лежа на кровати.

– Руари, – в комнату заглянул отец и потянул носом. – Ты ничего не брал?

– Па…

– Давай-давай! – он поманил рукой.

Я со вздохом поднялся, подал ему бутылку, которую, когда он вошел, спрятал под кровать.

– Ну-ну.

– Да я совсем чуть-чуть. И вообще, я к университету готовлюсь.

– Не рановато?

– Книга здоровенная. Как раз за три года разберусь, – я покрутил перед его лицом учебником по органической химии.

– Замечательно. Вот и занимайся, – он поболтал содержимым и сам приложился к горлышку. – В теории.

Кто бы говорил… Сделав приличный глоток отец протянул мне мобильный.

– Ты на кухне забыл. Звонил кто-то.

– Спасибо.

Отец ушел, а я посмотрел на вызов. Микки.

Минуту я думал, что делать. Про пиранью, живущую у меня, Майкл ничего не знал. Я перезвонил. Но в ответ пришло сообщение, что номер недоступен. Что-то странное, учитывая, что абонент находился в тридцати метрах от меня. Я выглянул из окна, посмотрел на дом Веришей. Вроде ничего на первый взгляд. И вдруг ощутил слабые магические эманации. Враждебные. Что там еще этот проклятый гном учинил? Мне вдруг стало очень тревожно за друга.

Не став надевать теплую одежду, я добежал до соседского дома. Заглянул в окно. От представшего зрелища я обалдел.

Вся гостиная была затоплена водой. Вода доходила почти до самого подоконника. И продолжала прибывать, низвергаясь по лестнице со второго этажа. На краю обеденного стола стоял гном, скрестив руки на груди и гневно постукивая деревянным башмаком. Посреди гостиной, на крошечном плоту – натуральной модели из комнаты Майкла – плыло семейство Веришей. Уменьшенное заклятиями мерзкого гнома раз в двадцать. Двухдюймовый мистер Вериш, еще более маленькие миссис Вериш, Майкл, его старший брат Джим, и две сестры-близняшки – пятилетки. Гном же продолжал манипуляции с магией. Вокруг, блестя серебром в свете светодиодных ламп, нарезала круги целая стая пираний. Размножил мою Акулу заклятьем клонирования. Наверное, жертвам хищная стая казалась настоящими мегалодонами.

Плот все больше раскачивался от поднятых гномьей магией волн. Вот тебе и домовой гном! Кто ж думал, что он окажется таким злым и мстительным, забудет о своем долге служить людям.

В задумчивости я сполз на землю. Потом, посомневавшись, все же позвонил отцу.

– Па, тут у Веришей… В общем, вызывай магическую полицию… Я? Ну… Немного имею… Ты мне лучше скажи, если тут домовой гном нашалил с заклятиями, как их быстро нейтрализовать?.. Вот, черт!

Я снова заглянул в окно. Потом, осторожно подтянувшись, залез по решетке, на которой рос плющ, на второй этаж. Там, подняв раму, забрался в чью-то комнату. Ноги по щиколотку оказались в холодной воде. Впереди в узком коридоре клокотала настоящая река, вырываясь из ванной комнаты мощной струей. Я мельком заглянул туда. Краны были сорваны. Сбросив одежду, произнес три слова оборотнического заклинания. По лестнице я почти съехал, вместе с водным потоком. Счастье, что он сильно шумел, так что внизу я оказался незамеченным. После этого пришлось действовать очень быстро.

Я оттолкнулся и в один стремительный прыжок оказался на обеденном столе…



– Ну так что, Руари Конмэл? – спросил меня сержант Фалви.

– Что «что»? – спросил я.

Я сидел взъерошенный и мокрый, заботливо укутанный миссис Вериш в махровый белоснежный халат. На руках у меня были магические наручники.

– Послушайте, мистер Фалви, сэр, – запинаясь от пережитого, жутко волнуясь, произнес мистер Вериш. – Он же спас нашу семью. Всю нашу семью! А ваш лицензированный гном! Он нас чуть на тот свет не отправил!

– С чего бы? Вы ведь договор читали?

– Конечно, читал! Я такие вещи всегда внимательно читаю!

– Что-то же произошло? В чем вас гном обвинял?

– Что мы хотели, чтобы он работал на нас все двадцать четыре часа в сутки! И для этого подсадили пиранью в банку, чтобы она сожрала всех его рыб! Да что за бред-то? Откуда у нас в Ирландии пираньи?

– Оттуда же, откуда и все остальные аквариумные рыбки, – заметил сержант Фалви.

– Да я в них не разбираюсь, – мистер Вериш раздосадовано махнул рукой.

– И что же? Гном решил вас в отместку этим пираньям скормить?

– Вот именно!

Сержант Фалви, сдвинул фуражку, почесал затылок, посмотрел на меня.

– Конмэл, твоих рук дело?

– Откуда? – поинтересовался я, даже не думая отводить взгляд.

– Руари? – в дом Веришей вошел отец. – Ты представляешь, какой штраф будет?! Или тебя вообще упекут за решетку?!

Я уставился в пол.

– Па, я не хотел… Только вот другу помочь.

– Мистер Фалви, ради всего святого, – мистер Вериш схватил сержанта под локоть. – Они же наши замечательнейшие соседи. Тихие и милые. Подумаешь – оборотни. Зато удивительно мужественные в нужный момент.

И продолжил что-то настойчиво шептать. Мистер Фалви вернулся ко мне, покривившись, отомкнул магическим ключом наручники.

– Последний раз, Руари. Мистер Конмэл, приглядывайте получше за своим сыном, иначе ваши опасения насчет него сбудутся.

– Пригляжу, сержант, – недобро посулил отец, испепелив меня взглядом, и бросил принесенную из дома сухую одежду.





На следующий день в дверь постучал Микки.

– Ты никогда не приглашал меня в свой дом, – заметил Мик, сделав шаг вперед.

– И не стоит, – я тут же вытолкал его за порог, вышел следом. – У нас там портреты предков. Некоторые довольно жуткие – сделаны в полнолуние.

Майкл посмотрел на меня, изучая мою совершенно серьезную физиономию, потом усмехнулся.

– Думал, поверю?

Я пожал плечами и улыбнулся.

– Я тебя с рождеством не поздравил, – заметил Майкл.

– Да мы не отмечаем, – отмахнулся я.

Но Микки протянул мне сверток. Я развернул. В банке плавало несколько разноцветных рыбок.

– Отец сказал, что ты можешь забрать гномий аквариум.

– Спасибо! – я наткнулся на насмешливый взгляд Микки. – Ну что?!

– Гном ошибся, ты оказался не людоедом, а гномо…

– Не начинай опять, а?! – я изобразил отвращение на лице и вывалил язык, словно меня тошнило.

Микки только весело смеялся. Снова пошел снег.



23 декабря 2013
Отзывы читателей
Роман «Луна в стакане виски» — неповторимая смесь юмора, жестокости и нравственности. Прочитав его, я словно побывал в Ирландии, пропустил стакан виски с оборотнем, станцевал с мертвецом и остался жив, проучил домашнего гнома за чрезмерную гордыню. Это лишь малая часть того, что раскрывается перед читателем. Автор детально подошёл к описанию общего антуража, словно сам родом из Ирландии и знает о чём пишет. Но не только аура мира и подача материала делают роман необыкновенно хорошим, немаловажным фактором становится смысловое наполнение. За порой плоским юмором, показной жестокостью и эротическими элементами, скрываются вечные ценности — Семья, Дружба, Долг и всё то, что движет теми, кто пытается защитить эти важные жизненные приоритеты. Не важно кто ты — оборотень, владелец паба или дочь некроманта, за свой выбор ты отвечаешь сам, а не кто-то другой.
Виктор Цветков, читатель, Касимов
Источник: vk.com/moon_irish
comments powered by HyperComments